Последние комментарии

  • Неонил Принципов16 июня, 22:16
    *Как вылечить Россию от коррупционной заразы? Только расстрел? Или...
  • Дмитрий Маркин16 июня, 22:15
    Ну не внушать же Чубайсу, что приватизация, это воровство и это плохо, только расстрел.Как вылечить Россию от коррупционной заразы? Только расстрел? Или...
  • Василий Чаусов16 июня, 22:13
    Я Вас не знаю, и конечно руки вам не подам. Но вы несёте такую чушь,..... которую всемером и на хрен не натянешь. Есл...Как вылечить Россию от коррупционной заразы? Только расстрел? Или...

Польский легион «Азова»*: необандеровцы добрались даже до Лондона

Не научившись разбираться в западных националистах, Россия их и теряет
Владимир Лактюшин

В прошедшем году Институт научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН выпустил (правда, удручающе малым тиражом – всего 300 экземпляров) объемистый сборник научных статей «Правый радикализм в Восточной Европе».

Особый интерес, на мой взгляд, в нем представляют материалы, посвященные деятельности украинских необандеровцев.

Жемчужиной сборника можно смело назвать статью «Крайне правые в современной Польше» Олега Неменского, являющегося одновременно научным сотрудником Института славяноведения РАН и ведущим сотрудником Российского института стратегических исследований (РИСИ). Неменский занимается изучением Польши – как российско-польских отношений, так и внутренней польской проблематики – уже более 10 лет, и статья показывает отличное знакомство с проблематикой.

Особую ценность статье, на мой взгляд, придает подробный разбор не только истории, но и типологии польских ультраправых, которые, на самом деле, достаточно неоднородны идеологически – там есть как национал-демократы («эндеция», как по-польски неоднократно называет их Неменский), так и представители более радикальных групп, возводящих себя к действовавшему в 1934 году «Национально-радикальному лагерю» (Oboz Narodowo-Radykalny, ONR).

Если эндеки или, как предпочитал называть это движение один из его видных идеологов Роман Дмовский, «народовцы» (термин, близкий к английскому «националист»), представляли собой католических националистов, то национал-радикалы в 1930-е откровенно апеллировали к современному им германскому нацизму – как символикой, так и практикой (еврейские погромы, нападения на левых и т.д.), за что были быстро запрещены Пилсудским.

В современной Польше второй лагерь представляют собой, во-первых, воссозданный в 1993 году ONR (по сути, разумеется, это абсолютно новая организация, в 1990-е годы целиком завязанная на скинхедов), во-вторых, действующее с 1981 года (до 1989 года в подполье) «Национальное возрождение Польши» (Narodowe Odrodzenie Polski, NOP).

Последние, как пишет Неменский, стоят ближе к неонацистам, нежели к традиционным польским националистам: «В целом отрицание традиционной системы демократии, лозунг строительства иерархического общества, крайний корпоративизм, ориентация на «национальную революцию» и т.п. делают идеологию NOP гораздо более близкой к западноевропейскому фашизму и официально принимаемой им идеологии «Третьей позиции», чем к польской эндеции. Политики и идеологи основного направления современной «национальной демократии» вообще склонны отрицать народовский характер NOP. Так, Рафал Земкевич (видный польский журналист правоконсервативной ориентации. – Авт.) говорит о NOP: «Это скорее скинхедская организация под знаком кельтского креста, чем польской эндецкой традиции»… В качестве символов NOP использует фалангу и орла, держащего связку с розгами (фашо), а также римское приветствие (причем А. Гмурчик (вождь организации. – Авт.) настаивает на этом жесте)…»

NOP представляет особый интерес в связи с рядом моментов, не упомянутых в статье Неменского, но за последние годы описанные в ряде публикаций. Дело в том, что на фоне массовой польской иммиграции в Западную Европу отделения NOP возникли в Британии (где проживает более 800 тыс. польских гастарбайтеров) и наладили там тесное сотрудничество с местными неонацистами.

«Без тени иронии, одной из самых активных ультраправых групп в Соединённом Королевстве является Narodowe Odrodzenie Polski (NOP, «Национальное возрождение Польши»), — отмечалось в обзоре «Новая кровь», опубликованном 19 февраля 2016 года на сайте правозащитного проекта Hope not Hate. — В основном действующая в Лондоне, Манчестере и на юго-востоке, эта относительно небольшая группа польских гитлеристов, насчитывающая суммарно менее сотни человек, сумела заново вдохнуть жизнь в организацию Blood and Honour (международная неонацистская сеть, основанная в Британии в 1987 году. — Авт.) и дать ей столь необходимые мышцы для уличных столкновений между нацистами и антифашистами».

И вот еще один интересный момент из той же публикации: «NOP вместе с организацией National Action играла видную роль в «Марше белого человека», прошедшем в городе Ньюкасл-апон-Тайн в марте прошлого года, где также присутствовали представители украинского нацистского полка «Азов» (организация запрещена в РФ).

Есть основания считать, что флаг «Азова» (организация запрещена в РФ) принесли на митинг именно связанные с NOP и National Action люди (что было бы неудивительно, так как с последней организацией в те же годы тесно сотрудничал находившийся в Британии итальянский неофашист Франческо Саверий Фонтана, в 2014 году воевавший в «Азове» (организация запрещена в РФ)). Вот еще выразительная деталь, сразу же отмеченная на польских интернет-ресурсах – в феврале 2015 года в Лондоне у почитаемого украинцами памятника князю Владимиру Святому прошел митинг, на котором присутствовали люди с флагами «Азова», NOP и National Action.

В мае 2018 года на польских интернет-ресурсах были опубликованы данные о некоем Радославе Рекке – 22-летнего поляке, проживающего в Британии. Рекке, участвовавший в уличных маршах совместно с активистами NOP, позировал в футболке, где рядом размещены государственный герб Польши, символика «Азова» (организация запрещена в РФ), «мертвая голова» в свастическом коловрате и надпись на английском языке «Вместе против врага. Больше никаких братских войн» (надпись частично в цветах украинского, частично польского флага).

Освещена Неменским и деятельность относительно новых ультраправых движений – таких как возникший в 2014 году журнал «Штурм» и группирующаяся вокруг него группа радикальной молодежи. Однако рассказ об этом журнале и движении очень краток (всегда на три абзаца), не отмечена тесная связь создателя «Штурма» Витольда Добровольского с «Азовом» и активная пропаганда со страниц журнала налаживания связей между польскими и украинскими ультраправыми.

А также то, что в 2017 году группа симпатизантов журнала оформилась в полноценное движение «Штурмовики» (Szturmowcy, Неменский использует непосредственно польское звучание названия «Штурмовцы»), в колонне которых представители «Национального корпуса» 11 ноября 2017 года принимали участие в марше польских националистов в Варшаве. Про этот марш и участие в нем «азовцев» я тогда опубликовал большую статью.

Мне приходилось не раз обращать внимание и на активность «Азова» (организация запрещена в РФ) и «Национального корпуса» на международном поле, где они активно вербуют себе сторонников среди представителей восточно- и западноевропейских правых партий и движений. Россия же проигрывает на этом поле, просто потому что и не действует на нем, наладив контакты лишь с крупными партиями вроде французского «Национального объединения» (до 2018 года – Национальный фронт) Марин Ле Пен, итальянской Лиги (ранее Лиги Севера) Маттео Сальвини и т.д. Но улица принадлежит не этим умеренным движениям, а левым или правым радикалам!

А вот статья, посвященная непосредственно нашей западной соседке – «Правый радикализм в современно Украине» – откровенно разочаровывает. Казалось бы, ее автор Василий Бабенко, будучи ведущим научным сотрудником сектора Восточной Европы отдела Европы и Америки ИНИОН РАН, должен хорошо владеть источниками по теме. Но нет. Статья представляет собой хаотический набор фактов, надерганных отовсюду без ясного представления о том, о чем идет речь. Много грубых фактических ошибок.

Например, по мнению автора: «После провала «августовского путча» в Москве она (Украинская национальная ассамблея. – Авт.) начала создавать военные формирования, которые получили название «Украинская национальная самооборона» (УНСО) (организация запрещена в РФ)». Ощущение, что автор знает о ней лишь понаслышке, ничего не читая в оригинале.

Главным источником его познаний об организации является статья некоего Секачева, о котором в сноске сообщается следующее: «Василий Романович Секачев (1967–2016), протоиерей, настоятель Троицкого и Воскресенского храмов при НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. Имея историческое образование, опубликовал ряд статей по российской истории». При всем уважении, священник с «историческим образованием» – все-таки слабо для основного источника в научной статье, тем более, при наличии огромного количества оригиналов на украинском языке.

«Секачев… считает, что некоторые члены УНСО (организация запрещена в РФ) участвовали в 1994 г. в военных действиях в Чечне на стороне режима Дудаева», – пишет Бабенко. Можно подумать, что речь идет о некоем неустановленном факте, по поводу которого его источник имеет некое мнение, но присутствие вооруженного отряда УНСО (организация запрещена в РФ) в 1994–1995 годах в Чечне отнюдь не скрывался позже видными членами этой организации…

История (а часто просто упоминание о создании или существовании) всех националистических организаций Украины, из которых автор статьи знает лишь УНА-УНСО*, СНПУ/«Свободу»* и «Братство»*, занимает от силы пару страниц. Разумеется, мы не найдем там ни истории расколов в УНА-УНСО*, ни создания конкурирующих организаций, ни перехода ее лидеров в политические партии (например, Андрея Шкиля в «Батькивщину» Юлии Тимошенко, от которой он стал депутатом Верховной Рады).

Далее автор сообщает: «В декабре 2013 – феврале 2014 г. в Киеве возник «Правый сектор» (организация запрещена в РФ), в который вошли активисты нескольких националистических партий и организаций. К ним следует отнести «Тризуб», УНА-УНСО*, партию «Свобода», «Патриот Украины», «Самооборону Майдана» и др. 21 июля 2015 г. на всеукраинском съезде он был преобразован в Национально-освободительное движение «Правый сектор»*, которое возглавил Д. Ярош».

Во-первых, возник «Правый сектор»* 28 ноября 2013-го (это многократно подтвержденная с тех пор дата). Говорить «возник» про февраль 2014 года, когда «Правый сектор»* давно действовал и был уже всем хорошо известен, как-то очень странно. Но дело в том, что автор просто переписал это из Википедии, статью о «Правом секторе»* в которой компилятивно составляли все кому не лень по данным из третьих рук: «…образовавшееся в ходе протестных акций в Киеве (декабрь 2013 — февраль 2014 гг.)».

Во-вторых, «Свобода»* никогда не состояла в «Правом секторе»*, а УНА-УНСО*, по свидетельствам участников «Правого сектора»* и оригинальным заявлениям февраля 2014 года (где рядом упоминаются «Правый сектор»* и УНА-УНСО*), сотрудничала с этим праворадикальным альянсом, но действовала самостоятельно.

В-третьих, что касается заявления о том, что «Самооборона Майдана» (далее она упомянута Бабенко среди «партий») состояла в «Правом секторе»*, говорит о глубочайшем непонимании автором того, о чем он пишет, потому что «Самооборона Майдана» – это надпартийное объединение всех сотен Майдана (на начало февраля – 39 сотен, общей численностью более 12 тыс. человек), включая отряды «Свободы»* (2 киевская сотня имени Святослава Храброго) и «Правого сектора»* (23-я сотня).

В-четвертых, странный переход к преобразованию «Правого сектора»* в «национально-освободительное движение», без упоминания о том, что до этого он действовал под названием «военно-политическое движение». Все тоже списано из Википедии.

Еще одно откровение автора, свидетельствующее о его хорошем знакомстве с предметом: «Современные праворадикальные и националистические партии принимали активное участие в формировании так называемых добровольческих батальонов, которые затем были включены в состав Национальной гвардии Украины и стали называться территориальными батальонами».

Во-первых, на Украине нет «территориальных батальонов», есть батальоны территориальной обороны. Во-вторых, что существенней, эти батальоны были созданы весной 2014 года в системе Вооруженных Сил Украины, а Национальная гвардия – это структура Министерства внутренних дел.

Далее у автора упоминается никогда не существовавший добровольческий батальон «Днепр» (были «Днепр-1» и недолго существовавший «Днепр-2»).

Еще откровения от Бабенко: «14 октября 2016 г. на съезде националистической партии «Патриот Украины» она была переименована в «Национальный корпус». Дело в том, что «Патриот Украины» никогда не был зарегистрирован как политическая партия, а лишь как региональная общественная организация. И, соответственно, «Национальный корпус» был создан с нуля, а не путем преобразования существующей партии.

Нагромождение таких ошибок и общих утверждений выглядит крайне печально на фоне общего фона статей в сборнике и особенно блестящей статьи Неменского. Увы, такова зачастую историография современного украинского национализма в России. Неудивительно, что у нас крайне плохо представляют себе, с кем и чем мы имеем дело в соседней стране, какова история, типология и идеология украинских крайне правых.

Владимир Лактюшин – руководитель движения «Тигры Родины» – молодёжного крыла партии «Родина» специально для ИА REX

УНА-УНСО*, СНПУ/«Свобода»*, «Братство»*, «Правый сектор»* - организации запрещены в РФ

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх