Леонид * предлагает Вам запомнить сайт «Картина дня»
Вы хотите запомнить сайт «Картина дня»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Новости дня

Блог
Россия предъявила претензии на новую территорию
Леонид * 21 янв, 10:33
+630 255
Откуда берутся Псаки или как в США клепают Д... б... (по Лаврову)
Леонид * 22 янв, 17:34
+67 14
Посол Лукьянов: Мое первородное право говорить на родном языке можно отобрать только вместе с моей жизнью
Леонид * 21 янв, 10:22
+65 15
Предчувствие войны [#ДНР]
Леонид * 20 янв, 10:07
+55 9
Швеция . Жесть......
Леонид * 16 янв, 03:51
+47 28

МирТесен

Читать

"Меня допрашивал лично Сталин". Исповедь врага народа

развернуть

https://cdn.jpg.wtf/futurico/b0/ee/1515264758-b0eed5d4d22f286fcbccceeb46ad37f8.jpeg

...Я расскажу вам подлинный эпизод из моей жизни, произошедший, если мне не изменяет память, в 1937 г. Выводы же делайте сами...

В то время я занимал руководящий пост в Наркомате совхозов РСФСР. Зайдя как–то утром в кабинет, обнаружил на столе повестку — срочный вызов в НКВД. Особого удивления и беспокойства это не вызвало: сотрудникам наркомата довольно часто приходилось давать показания по делу раскрытых в нашем учреждении вредительских групп.


Интеллигентный, довольно симпатичный на вид следователь, вежливо поздоровавшись, предложил мне сесть.

— Что Вы можете сказать о сотрудниках наркомата Петрове и Григорьеве (фамилии по соображениям этики изменяю — И.Б.)?

— Отличные специалисты и честные, преданные делу партии, товарищу Сталину коммунисты, — не задумываясь ответил я. Речь ведь шла о двух моих самых близких друзьях, с которыми, как говорится, не один пуд соли был съеден...

— Вы уверены в этом? — спросил следователь, и в его голосе, как мне показалось, прозвучало явное разочарование.

— Абсолютно, ручаюсь за них так же, как и за себя.

— Тогда ознакомьтесь с этим документом, — и у меня в руках оказалось несколько листков бумаги.

Прочитав их, я похолодел. Это было заявление о "вредительской деятельности в наркомате Бенедиктова И.А.", которую он осуществлял в течение нескольких лет "по заданию германской разведки". Все, абсолютно все факты, перечисленные в документе, действительно имели место: и закупки в Германии непригодной для наших условий сельскохозяйственной техники, и ошибочные распоряжения и директивы, и игнорирование справедливых жалоб с мест, и даже отдельные высказывания, которые я делал в шутку в узком кругу, пытаясь поразить друзей своим остроумием... Конечно, все происходило от моего незнания, неумения, недостатка опыта — какого–либо злого умысла, естественно, не было, да и не могло быть. Все эти факты, однако, были сгруппированы и истолкованы с таким дьявольским искусством и неопровержимой логикой, что я, мысленно поставив себя на место следователя, сразу же и безоговорочно поверил во "вредительские намерения Бенедиктова И.А.".

Но самый страшный удар ждал меня впереди: потрясенный чудовищной силой лжи, я не сразу обратил внимание на подписи тех, кто состряпал документ. Первая фамилия не удивляла — этот негодяй, впоследствии получивший тюремное заключение за клевету, писал доносы на многих в наркомате, так что серьезно к его писаниям уже никто не относился. Когда же я увидел фамилии, стоявшие на втором и третьем месте, то буквально оцепенел: это были подписи Петрова и Григорьева — людей, которых я считал самыми близкими друзьями, которым доверял целиком и полностью!

— Что Вы можете сказать по поводу этого заявления? — спросил следователь, когда заметил, что я более–менее пришел в себя.

— Все факты, изложенные здесь, имели место, можете даже их не проверять. Но эти ошибки я совершал по незнанию, недостатку опыта. Рисковал в интересах дела, брал на себя ответственность там, где другие предпочитали сидеть сложа руки. Утверждения о сознательном вредительстве, о связях с германской разведкой — дикая ложь.

— Вы по–прежнему считаете Петрова и Григорьева честными коммунистами?

— Да, считаю и не могу понять, что вынудило их подписать эту фальшивку...

Понимать–то я уже начал, прокручивая в памяти отдельные, ставшие сразу же понятными нотки отчуждения, холодности и натянутости, появившиеся у моих друзей сразу после того, как я получил назначение на ключевой пост в наркомате... И Петров, и Григорьев, пожалуй, были специалистами посильнее меня, но исповедовали философию "премудрых пескарей", подтрунивая подчас над моей инициативностью и жаждой быстрых изменений.

— Это хорошо, что Вы не топите своих друзей, — сказал следователь после некоторого раздумья. — Так, увы, поступают далеко не все. Я, конечно, навел кое–какие справки о Вас — они неплохие, человек Вы неравнодушный, довольно способный. А вот о ваших друзьях — "честных коммунистах", отзываются плохо. Но и нас поймите, Иван Александрович: факты имели место, честность тех, кто обвиняет вас во вредительстве, сомнению Вами не подвергается. Согласитесь: мы, чекисты, просто обязаны на все это прореагировать. Еще раз подумайте, все ли вы нам честно сказали. Понимаю, Вам сейчас сложно, но и отчаиваться не надо — к определенному выводу мы пока не пришли, — сказал на прощанье следователь, пожав мне руку.

Не помню, как я добрался домой, что говорил жене. В памяти сохранилось только, как мы лихорадочно обзванивали своих друзей и как жена, упрямо сжав губы, чтобы не расплакаться, писала открытки и письма родным и близким — связи с семьей "врагов народа" могли всем им сильно повредить, и мы просто обязаны были сделать соответствующие предупреждения.

Во второй половине дня, когда я, превозмогая мрачные мысли и предчувствия, старался у себя на работе, в кабинете, вникнуть в смысл поступивших бумаг, раздался телефонный звонок — меня приглашали в Центральный Комитет партии утром следующего дня. "Все ясно, — убито подумал я, — исключат из партии, а потом суд".

Жена все–таки сорвалась, проплакала всю ночь. А наутро собрала мне небольшой узелок с вещами, с которым я и направился в здание Центрального Комитета на Старой площади. Помню недоуменный взгляд, которым окинула меня сидевшая на регистрации у зала заседаний пожилая женщина. "Это можно оставить здесь", — сказала она, показав на столик рядом с дверью. На заседании обсуждались вопросы, связанные с развитием сельского хозяйства. Я почти не вникал в смысл выступлений, ждал, когда же назовут мою фамилию, начнут клеймить позором. Фамилию наконец назвал... Сталин.

... Бюрократизм в наркомате не уменьшается,... медленно и веско сказал он.... Все мы уважаем наркома... старого большевика, ветерана, но с бюрократизмом он не справляется, да и возраст не тот. Мы тут посоветовались и решили укрепить руководство отрасли. Предлагаю назначить на пост наркома молодого специалиста товарища Бенедиктова. Есть возражения? Нет? Будем считать вопрос решенным.

Через несколько минут, когда все стали расходиться, ко мне подошел Ворошилов: "Иван Александрович, вас просит к себе товарищ Сталин".

В просторной комнате заметил хорошо знакомые по портретам лица членов Политбюро Молотова, Кагановича, Андреева.

— А вот и наш новый нарком, — сказал Сталин, когда я подошел к нему. — Ну, как, согласны с принятым решением или есть возражения?

— Есть, товарищ Сталин, и целых три.

— А ну!

— Во–первых, я слишком молод, во–вторых, мало работаю в новой должности — опыта, знаний не хватает.

— Молодость — недостаток, который проходит. Жаль только, что быстро. Нам бы этого недостатка, да побольше, а, Молотов? — Тот как–то неопределенно хмыкнул, блеснув стеклами пенсне. — Опыт и знания — дело наживное, — продолжал Сталин, — была бы охота учиться, а у Вас ее, как мне говорили, вполне хватает. Впрочем, не зазнавайтесь — шишек мы Вам еще много набьем. Настраивайтесь на то, что будет трудно, наркомат запущенный. Ну а в–третьих?

Тут я и рассказал Сталину про вызов в НКВД. Он нахмурился, помолчал, а потом, пристально посмотрев на меня, сказал:

— Отвечайте честно, как коммунист: есть ли какие–нибудь основания для всех этих обвинений?

— Никаких, кроме моей неопытности и неумения.

— Хорошо, идите, работайте. А мы с этим делом разберемся.

Только на второй день после этого разговора, когда мне по телефону позвонил один из секретарей ЦК, я понял, что гроза прошла мимо. А узелок, кстати, в этот же день прислали из ЦК в наркомат — я был настолько ошеломлен, что совсем про него забыл...

— Видимо, Сталину просто неудобно было отменять уже принятое решение, и это вас спасло...

— Не думаю. За многие годы работы я не раз убеждался, что формальные соображения или личные амбиции для него мало значили. Сталин обычно исходил из интересов дела и, если требовалось, не стеснялся изменять уже принятые решения, ничуть заботясь о том, что об этом подумают или скажут. Мне просто сильно повезло, что дело о моем мнимом "вредительстве" попало под его личный контроль. По вопросам, касавшимся судеб обвиненных во вредительстве людей, Сталин в тогдашнем Политбюро слыл либералом. Как правило, он становился на сторону обвиняемых и добивался их оправдания, хотя, конечно, были и исключения. Обо всем этом очень хорошо написал в своих мемуарах бывший первый секретарь Сталинградского обкома партии Чуянов. Да и сам я несколько раз был свидетелем стычек Сталина с Кагановичем и Андреевым, считавшимися в этом вопросе "ястребами". Смысл сталинских реплик сводился к тому, что даже с врагами народа надо бороться на почве законности, не сходя с нее. Займись моим делом кто–нибудь другой в Политбюро, наветам завистников и подлецов мог бы быть дан ход...

— Выходит, репрессии и произвол творились за спиной у Сталина, без его ведома? Но ведь на XX съезде приводились неопровержимые доказательства того, что именно Сталин был инициатором репрессий, намечал основные жертвы...

— Насчет неопровержимости у меня немалые сомнения. Все делалось тогда наспех, с явной целью опорочить Сталина и, главное, его сторонников. Сломив их сопротивление, Хрущев и его ближайшее окружение рассчитывали добиться монопольного положения в партии и государстве. А когда идет борьба за власть, в ход пускают всякие аргументы, подчас сомнительные. Прозвучавший, например, в известном докладе Хрущева более чем прозрачный намек на участие Сталина в убийстве Кирова так и не удалось подтвердить реальными доказательствами. Хрущевские слова о том, что Сталин якобы "руководил военными действиями по глобусу", оказались вздорным оговором, что подтвердили практически все маршалы и генералы, работавшие с ним в годы войны. Вообще в докладе Хрущева на XX съезде наряду с очевидными фактами много и неясного, противоречивого, просто непонятного, особенно там, где речь идет об участии в репрессиях тогдашних членов Политбюро, в число которых, как известно, входил и сам Хрущев... Повторяю: здесь нужно кропотливое изучение архивных документов и материалов, глубокий анализ и размышление с наших партийных, классовых позиций, учитывающих все факторы и обстоятельства, а не только те, которые вписываются в заданную теоретическую "схему".

А у нас вместо такого анализа и размышлений начинают сводить счеты со своими политическими противниками под видом, разумеется, "восстановления исторической справедливости", наживать соблазнительный идеологический капитал "новаторов" и борцов с очередным "измом", который, конечно же, надо оформить как "крупный творческий вклад". Хрущев ведь тоже стал жертвой такого, мягко говоря, сомнительного подхода. Обругали последними словами, потом полностью вычеркнули из всех исторических документов, как будто и не было такого деятеля в нашей истории. Мало еще у нас политической культуры, много низкопробной конъюнктурщицы, погони за сиюминутными результатами, которая в конечном счете бьет по долгосрочным, стратегическим интересам...

Ива́н Алекса́ндрович Бенеди́ктов — советский государственный деятель, более двадцати лет (с 1937 по 1959) занимал ключевые посты в руководстве сельским хозяйством страны (преимущественно в ранге наркома).

Источник


Источник →

Опубликовал Леонид * , 07.01.2018 в 15:03

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Владимир Емельянов
Владимир Емельянов Алексей Bristlie 13 января, в 06:19 Я  прочёл  бОльшую часть самой мудрой и верной книги, имя которой- Жизнь . На моих глазах ленинская партия "сила народная" к едрени фени сдала всё созданное запредельными трудами народов СССР и сами народы банде проходимцев. Сдала при чём без единого выстрела. Сничтожал врагов народа "родной,великий,мудрый" ,сничтожал , а они в святая святых забрались и продали ВСЁ и ВСЯ, И иноземных фармазонов читать не вижу смысла. Отечественные зае%ли до последней возможности. Благодарю за достойную манеру спорить . Полемику прекращаю за неимением смысла.На сим желаю здравствовать. Текст скрыт развернуть
0
Владимир Емельянов
Владимир Емельянов Владислав Малиновский 13 января, в 06:22 Да и в последующие периоды до крушения Союза рабский труд арестантов на стройках использовался в полный рост. Под циничной вывеской  "исправлением трудом". Текст скрыт развернуть
1
Василий Целовальников
Василий Целовальников 7 января, в 23:15 Бенедиктову, ВЕРЮ! А тем, кто пытается его очернить (в основном, это 5 колонна), ничего не получится! НАРОД России, не такой уж и дурной и может отличать ложь от правды!!! Текст скрыт развернуть
7
Валерий Ворожищев
Валерий Ворожищев 8 января, в 06:03 "Сталинские репрессии" - выдумки наших врагов.http://sovsojuz.mirtesen.ru/blog/43016653761/Valeriy-Vorozhi... Текст скрыт развернуть
6
Владислав Малиновский
Владислав Малиновский Валерий Ворожищев 13 января, в 12:01 Выдумки или не выдумки? И врагов ли ? Вот как вы будете комментировать это ? Тут мнения разных сторон в том числе и разумное мнение в конце.
http://russland.mirtesen.ru/blog/43758771932/Okonchatelnyie-...
Текст скрыт развернуть
0
Валерий Ворожищев
Валерий Ворожищев Владислав Малиновский 13 января, в 12:59 Аналитический центр ЦРУ «Рэнд Корпорэйшен», опираясь на данные демографии и архивные документы, подсчитал количество репрессированных в сталинскую эпоху. Оказалось, что за всё время, когда Сталин стоял во главе страны, было расстреляно 700 тысяч человек. При этом на долю приговорённых к статье по политической 58-й статье приходится не более четверти дел. Кстати, такая же доля наблюдалась среди заключённых трудовых лагерей.
Какие из этого следуют выводы? Количество репрессированных в Сталинский период в сто раз меньше, приписываемого, что подтверждается данными демографической статистики, согласно которой, за исключением провала во время войны, население СССР всё время правления Сталина увеличивалось. Другой важный вывод в том, что только четверть репрессированных и заключённых можно считать жертвами политических репрессий, а остальные три четверти получили по заслугам за уголовные преступления, учитывая, что И.В. Сталин был в окружении внутренних врагов, прежде всего сионистов..
Текст скрыт развернуть
0
Misha Glusch
Misha Glusch 8 января, в 10:52 при Сталине Россию уважали Текст скрыт развернуть
9
Дмитрий
Дмитрий Misha Glusch 8 января, в 13:56 Только уважали СССР! Текст скрыт развернуть
3
Misha Glusch
Misha Glusch Дмитрий 8 января, в 14:02 это одно и тоже Текст скрыт развернуть
1
Дмитрий
Дмитрий Misha Glusch 8 января, в 14:08 Возможно, но территория не та! Текст скрыт развернуть
0
Misha Glusch
Misha Glusch Дмитрий 8 января, в 14:12 согласен Текст скрыт развернуть
0
Владимир
Владимир Misha Glusch 8 января, в 14:49 Не совсем. СССР это кроме РСФСР ещё 14 республик..... Текст скрыт развернуть
1
Сергей Демидов
Сергей Демидов 8 января, в 11:10 Читайте книги Сергея Кремлёва,там есть и анализ и ссылки на документы тех времён. И не читайте всяких "Суворовых"-Резунов. Текст скрыт развернуть
5
Владимир Шихалев
Владимир Шихалев 8 января, в 12:23 Наша история исключительно богата высоко нравственными личностями, сделавшими Россию крепкой душой и телом.... Текст скрыт развернуть
4
Людмила Ханалиева
Людмила Ханалиева 8 января, в 14:14 Вы заметили,что автор написал,что Сталин исходил из интересов дела.Путин же исходит из интересов дружбы,поэтому   у нас так плохо с экономикой и хорошо с внешней политикой.Во внешней политики у Путина нет друзей и потому мы выигрываем,во внутренней политике его друзьями стали олигархи,а друзей нельзя обижать.Если бы Путин,оставаясь президентом взял в премьеры профессионала,а тот набрал профессионалов в правительство,то цены ему бы не было.А так полный провал экономики страны и как результат 20 миллионов (!)русских,живущих за чертой бедности(статистика нашего Госстата). Текст скрыт развернуть
0
Леонид Алексеев
Леонид Алексеев Людмила Ханалиева 8 января, в 14:32 Ну,да,при сталине с экономикой было так прекрасно,что миллионы людей умерли от голода! А при Путине так плохо с экономикой,что 37% населения страдает от избыточного веса!! Кроме того,статистика твоего Госстата говорит о 8 миллионах наркозависимых.А я добавлю сюда раза в два больше банальных алкашей,да тунеядцев,да их ближайшее окружение.Как ты думаешь,эти люди могут быть богатеями? Зато кто работает и не подвержен "страстям",тот в нынешней России живёт отлично!На порядок лучше времён "развитой социализьмы"!!! Текст скрыт развернуть
-4
Леонид Аншуков
Леонид Аншуков Леонид Алексеев 8 января, в 15:25 ...Зато кто работает и не подвержен "страстям",тот в нынешней России живёт отлично!
ну это уже относится к СССР 50х-70х гг.
Текст скрыт развернуть
2
Леонид Алексеев
Леонид Алексеев Леонид Аншуков 8 января, в 16:07 Ну,если Вам нравятся часовые очереди за куском варёной колбасы,сахар по талонам и прочие "достижения" развитой социализьмы,тогда Вам туда,в отстойное прошлое!!! Текст скрыт развернуть
-4
Сергей Зорин
Сергей Зорин 8 января, в 14:47 Правильная статья. Текст скрыт развернуть
3
Вениамин Смолькин
Вениамин Смолькин 8 января, в 17:04 Странно как-то, Сталин "хорошим полицейским", а все вокруг него кровавыми извергами и, как это Сталин не боялся пострадать, заступаясь за приговорённых. Делегатов XVII съезда партии на 3/4 почистили и Сталин не помог. Как противно когда тирану начинают ангельские крылышки приделывать.Ах. он незнал, ах, он не смогпомочь, ах, в заботе о трудящемся народе не доглядел, когда эти изверги уничтожали руководящий состав РККА. Текст скрыт развернуть
-4
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 55
Комментарии Facebook
Комментарии ВКонтакте

Последние комментарии

Россиянин .
Владимир Панасенко
Юра Корсаков
валентина
да , согласна....много продажных
валентина Потеряла ли Россия с Владимиром Путиным 17 лет?
вага карлито
Юрий Старик

МирТесен