Последние комментарии

  • Олег Хоруженко18 апреля, 16:11
    Ну что же, прочитал и вашу статью по ссылке. Т.е. эссе здесь, это копия, с маленькими добавлениями, здесь. Складывает...Демократы уничтожили СССР и возродили Сталина
  • Владислав Малиновский18 апреля, 15:54
    Все зависит от оператора, нажмет он кнопку пуск или нет. Сегодня на наших системах не стоит запрет на пуск даже по св...Турция не сможет запретить С-400 сбивать американские самолеты
  • Teodor18 апреля, 15:39
    Из воспоминаний. "Правды" нет "Россию" продали. Остался "Труд" за 2 копейки. Это было давно, но как действительно для...Минтруд «не видит» несправедливых зарплат

Le Figaro о российском импортозамещении: отечественной продукции «есть куда расти»

Благодаря серьёзным усилиям со стороны государства, российская кампания по импортозамещению продолжает набирать обороты — немногие оставшиеся на российском рынке продукты питания вытесняются более дешёвыми российскими, пишет Le Figaro. Вместе с тем, как подчёркивается в статье газеты, российские потребители пока не слишком доверяют российским продуктам в связи с неудовлетворительным качеством, а некоторых — как, например, лекарств — и вовсе сторонятся.

Le Figaro о российском импортозамещении: отечественной продукции «есть куда расти»

В московских магазинах можно найти вафли марки Torero — и хотя их название «скорее напоминает об Испании», а на упаковке красуются надписи на английском, они производятся на фабрике в Тульской области, пишет корреспондент французской Le Figaro Пьер Авриль. Цена пачки — всего 119 рублей, и «вафли отечественного производства» активно теснят европейских конкурентов: например, печенье голландской фабрики Merba стоит в два раза дороже.
В ассортиментах супермаркетов столицы также множатся марки пастилы — российского лакомства, которое «пытается видом и вкусом походить на восточные сладости» и с некоторых пор активно вытесняет печенье, импортированное из Италии, отмечает Авриль. В тех же столичных магазинах можно до сих пор найти плитки швейцарского шоколада, однако единственная представленная марка — один из немногих европейских производителей, а российский шоколад, про который «знатоки скажут, что от шоколада в нём одно лишь название», продаётся на евро дешевле, подчёркивает он. «Другими словами, российское сельское хозяйство, которое никогда не отличалось хорошим вкусом своей продукции, переживает тихую революцию», — заключает автор.
Этот «феномен» зародился летом 2014 года, когда Кремль наложил ответные санкции на огромное количество европейских товаров, начиная с фруктов и овощей и заканчивая молочными продуктами и мясом, напоминает читателям Авриль. С тех пор импортозамещение поднялось чуть ли не до статуса «национальной идеи», пусть «российские потребители такого энтузиазма и не разделяют», иронизирует корреспондент Le Figaro. «От нашего сыра скоро содрогнутся Вена, Мюнхен и Берлин», — обещал в октябре прошлого года российский сыровар Олег Сирота, обращаясь на одном мероприятии к Владимиру Путину и благодаря его за введённые санкции. Президент отвечал, что санкции будут действовать и дальше, говорится в материале.
Впрочем, сельское хозяйство — далеко не единственный сектор, внявший девизу «на 100% русское», продолжает автор. «По той же логике сей наказ теперь отражается не только на тарелке потребителя, но и на экранах кинотеатров, полках аптек, мебельном бизнесе, программном обеспечении, банковских картах… В 2018 году Россия потратила на импортозамещение не меньше 600 млрд рублей, с гордостью говорил на своей прошлой ежегодной пресс-конференции российский президент, один за другим роняя десятки статистических показателей, которые, по идее, должны были продемонстрировать быстрый рост национального хозяйства, — пишет Авриль. — Вот так, через шесть лет после своего вступления во Всемирную торговую организацию, Россия перешла к экономическому протекционизму, надеясь в то же время диверсифицировать источники доходов, которые сегодня зависят от нефтяного сектора».
В плане кино «принудительные» протекционистские меры правительства, в рамках которых даже стремились ограничить прокат иностранных фильмов в рамках кинофестивалей, ударили не только по Голливуду, но и по другим зарубежным производителям, подчёркивает Авриль. А благодаря, среди прочего, притоку государственных субсидий для патриотических фильмов, лидером по кассовым сборам по результатам 2018 года стала картина «Движение вверх», посвящённая победе советской сборной по баскетболу над американской на Олимпиаде в Мюнхене, тогда как на четвёртом месте оказался фильм «Лёд», рассказывающий историю российской фигуристки. Этот тренд, по всей видимости, никуда не денется и в нынешнем году: на российский фильм «Т-34», вышедший на экраны 1 января, было продано уже 7,7 млн билетов , рассуждает автор.
В свою очередь, на производителей мебели работает специальный закон, который, помимо прочего, даёт им «монополию» на госзаказы. «У нас в два раза дешевле, чем у итальянских и немецких конкурентов, и мы теперь можем конкурировать с турками; благодаря тому, что их выбили на обочину, мы увеличиваем свою долю рынка», — радуется в беседе с автором статьи Илья Кондратьев, основатель компании «Феликс», которая только что открыла третью фабрику в Твери. Что же касается медикаментов, в этой сфере приоритет отечественным товарам дали уже давно, подчёркивает обозреватель Le Figaro. «Это проистекает из соображений биологической безопасности Российской Федерации, — поясняет автору Антон Катлинский, научный консультант производителя вакцин «Нацимбио», где работает 5000 сотрудников. — Мы не можем себе позволить оставаться зависимыми от иностранных вакцин и превратностей политики». Благодаря недавнему указу правительства, «Нацимбио» «практически монополизировала» поставку вакцин для программ общегосударственного уровня, отмечается в материале.
В целом доля отечественных лекарств за минувшие десять лет выросла с 20 до 30%, и этот рост стал результатом инвестиций общим объёмом около 150 млрд рублей, большую часть из которых предоставило государство, пишет автор. В банковском секторе все перечисления государственных средств теперь осуществляются на карты российской разработки под названием «Мир», которые «должны будут, как заявляется, потеснить Visa и MasterCard». Наконец, до 2022 года все компьютеры государственных служащих должны быть переведены на отечественное программное обеспечение, говорится в статье.
На этой волне недавно созданная организация Роскачество, продвигающая «конструктивный патриотизм, еженедельно публикует два исследования, посвящённых продуктам повседневного потребления; одно из последних было посвящено «знаменитым пельменям», «российским равиоли с мясом», которые, впрочем, за рубежом и не производятся, иронизирует Авриль. За пять лет существования, «Роскачество» заключило, что за исключением детской мебели, фруктов, кофе и сыра, российские товары по своему качеству равны импортным, подчёркивает в беседе с журналистом замруководителя ведомства Елена Саранцева. А в ещё одном недавнем исследовании организации пиджак фабрики «Большевичка» даже обошёл конкурента от Hugo Boss, отмечает автор материала.
«Если послушать российских производителей, теперь достаточно лишь продвигать свою марку как «сделано в России» — и потребители сразу же и навсегда перейдут на неё», — пишет Авриль. Вот только если пообщаться с самими потребителями на выходе из магазинов, отечественной продукции «есть куда расти», подчёркивает журналист. «Что бы ни говорило правительство, новые российские товары не так уж и хороши. Сгущёнку и консервы я покупаю белорусские — в России их делать не умеют», — уверяет Александра, молодая москвичка среднего достатка. Ещё сильнее недоверие потребителей ощущается, если идёт речь о медикаментах: покупать отечественные лекарства не рекомендуют даже российские врачи. «Я покупаю только импортные лекарства, потому что знаю, что в Европе хотя бы есть контроль качества», — признаётся Светлана, муж которой работает врачом общей практики.
Независимые эксперты подтверждают: российские инспекторы по борьбе с мошенничеством не могут проводить внезапные проверки, в результате чего предприятия, куда они приходят, всегда успевают подготовиться к их визиту, а их небольшие оклады «благоприятствуют коррупции», говорится в материале. Впрочем, с точки зрения российского отделения «Международной конфедерации обществ потребителей», речь прежде всего идёт о проблеме макроэкономического характера. «Большинство россиян зарабатывают меньше 350 евро в месяц, а это значит, что предприятия поставляют на рынок продукты, предназначенные для клиентов, которые могут тратить на питание 4 евро в день — то есть, пищу для бедных», — поясняет председатель правления конфедерации Дмитрий Янин. По его мнению, антиевропейские санкции Москвы положение потребителей лишь усугубили.
Присутствие определённых «дефектов» признают и в «Роскачестве»; среди них там называют весьма частое отсутствие свинины в колбасе, присутствие золотистого стафилококка в икре и замещение какао растительным жиром в российском шоколаде, перечисляет обозреватель Le Figaro. Кроме того, в одном из последних исследований ведомства, посвящённом рынку бензина, на котором нет иностранных игроков, подчёркивается частое отсутствие у предприятий нужных сертификатов — а российские автомобилисты жалуются на периодические случаи разбавления топлива водой. «Доля фальсифицированного бензина тем не менее сократилась за последние десять лет с 20 до 10%», — говорит Елена Саранцева, с радостью отмечая, что кампания по импортозамещению привела в том числе и к «росту сознательности» российского потребителя.
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх